Игроки vs Букмекеры (Короли Келонга) часть 4

Продолжаем публиковать воспоминания гемблера Уилсона Радж Перумала, о работе азиатских гемблинг-синдикатов. Итак, Короли Келона (часть 4).

Часть 1: https://ttr-casino.appspot.com/igroki-vs-bukmekery-koroli-kelonga/

Часть 2: https://ttr-casino.appspot.com/igroki-vs-bukmekery-koroli-kelonga-chast-2/

Часть 3: https://ttr-casino.appspot.com/igroki-vs-bukmekery-koroli-kelonga-chast-3/

Разорение

В конце 1994 года я пытался устроить договорняк в финале Кубка Премьер-министра: любительского соревнования, также известного как Кубок избирательных округов, между Nee Soon CSC и Kaki Bukit SC – двумя местными сингапурскими клубами. Благодаря другу по имени Ах Ванг я раздобыл номер пейджера одного из игроков Kaki Bukit – малазийского парня, имя которого я забыл, и набрал ему из дома своей семьи в Вудлендсе. Когда тот игрок позвонил мне на мой домашний номер, я представился как друг Ах Ванга и сделал свое предложение.

«Как Вы смотрите на то, чтобы проиграть команде Nee Soon в финале?» – спросил я.

«Сколько Вы предлагаете заплатить взамен?» – спросил в ответ он.

«Заплачу от трех до пять тысяч сингапурских долларов», – сказал я.

«Хорошо, – ответил он. – Я подумаю над этим и свяжусь с Вами позже».

В тот вечер я пошел в малайзийское казино Genting Highlands и проиграл все свои деньги. Когда я вернулся в Сингапур, у меня не было средств, чтобы заниматься договорными матчами, поэтому я просто забыл об этом и даже не удосужился перезвонить тому игроку. На матче Kaki Bukit проиграли Nee Soon со счетом 1-0. На следующий день заявления того игрока были во всех газетах.

«Со мной связался букмекер и предложил проиграть матч», – уверял он.

«Твою мать, – подумал я, – это может плохо кончиться».

БРКП Сингапура проследили его звонок ко мне домой, где жили только три возможных преступника: мой отец, мой брат и я. Мой брат был в то время в военном лагере для прохождения службы, так что это не мог быть он – это был либо мой отец, либо я. Я часто оставался в доме друга и иногда заходил домой к родителям, поэтому, когда БРКП пришли ко мне домой и забрали отца, меня там не было. Вскоре до меня дошли новости об аресте отца, и я не знал, что делать. Я позвонил другу, чтобы спросить у него совета.

«Что мне делать: идти сдаваться или ждать, пока отца отпустят?» – спросил я.

Полицейское управление Сингапура может задержать вас не более чем на 48 часов за правонарушения, не влекущие за собой смертной казни. По истечении двух дней они должны предъявить вам обвинение в суде и продлить срок ареста или объявить залог для вашего освобождения. В конце концов я решил сдаться и пошел в полицейский участок, где меня арестовали и допросили. Сначала я притворился, будто ничего не знал об этом деле – полицейские понятия не имели, что я занимался договорняками и ставками на футбол. Затем они стали играть с моими чувствами.

«Если не сознаешься, мы предъявим обвинения твоему отцу», – угрожал мне полицейский. «Просто сознайся, получишь жесткое предупреждение, и на этом все».

Мысль о том, что моего отца обвинят и посадят в тюрьму из-за меня, была слишком пугающей, и я решил признаться.

«Ладно, я это сделал. Я звонил тому игроку. Отпустите отца», – сказал я.

Мое заявление записали, и меня освободили под залог. В ожидании судебного разбирательства по поводу договорных матчей мой паспорт изъяли, чтобы я не покинул страну.

Из-за выхода Сингапура из Кубка Малайзии букмекеры начали искать новые возможности заработка за рубежом. Многие из нас ставили на европейские футбольные матчи, но никто никогда не пытался ими манипулировать – мы думали, что Европа далеко за пределами нашей досягаемости. Однажды, во время одной из наших игр в покер, я обсудил эту тему с Полом.

«Почему мы не пытаемся устраивать договорняки в английской премьер-лиге?» – спросил я.

«Это невозможно», – рассмеялся Брайан.

«Пока футболисты – люди, – настаивал я, – все возможно».

Брайан бросил на меня злобный взгляд, а Пол даже не моргнул: он просто продолжил играть, дымящаяся сигарета Dunhill свисала с его губ, но эта мысль все же как-то укоренилась в его сознании. После этого случая, в начале января 1995 года, Пол впервые решил отправиться в Европу. Без Кубка Малайзии его деятельность по устраиванию договорняков внезапно закончилась, и после его ареста власти Сингапура конфисковали значительную часть его средств. Брайан больше не участвовал в делах Пола – верный помощник покинул его, и, хотя Пол хорошо знал законы улиц, когда дело касалось Сингапура, он ничего не знал о том мире за пределами Козвэя и Малайзии. Вот почему он пришел ко мне: он знал, что я разумный человек, что я хорошо говорю по-английски и что я хорошо умел находить общий язык с людьми и добиваться цели. Пол попросил меня поехать в Великобританию с его шурином и посмотреть, сможем ли мы сообразить что-нибудь в Англии, чтобы помочь ему вернуться к былой роскошной жизни. Тогда мне было нечего больше делать, и я тоже был разорен, поэтому я согласился.

«Хорошо», – ответил я Полу. «Поехали, попробуем».

Пол взял взаймы у одного из участников наших игр в покер и дал мне немного карманных денег на поездку. Так как я вышел под залог, а мой паспорт изъяли, я использовал паспорт друга, чтобы покинуть Сингапур и поехать в Великобританию. Это не был поддельный паспорт – он просто был чужой. Мой друг и я выглядели похоже, так что я даже не стал менять фотографию на свою: когда белые видят двух индийцев, они все равно не замечают разницы.

У меня не было предварительной информации об игроках, которые участвовали в договорняках в Англии, поэтому я случайным образом выбрал матч: Liverpool против Birmingham City, переигровка Кубка Англии, 18 января 1995 года. Бирмингем сыграл вничью дома и теперь должен был участвовать в ответном матче на стадионе Anfield. «Ливерпуль» был определенным фаворитом на победу, поэтому мы решили обратиться к вратарю Birmingham City Иану Беннетту.

Это была моя первая поездка в Великобританию. Мы заехали в отель в Ливерпуле, на ресепшене работал индиец-сикх, которого мы попросили указать нам дорогу до ближайшего торгового центра.

«Понятия не имею, братан», – он пожал плечами.

Никогда до этого не слышал индийца с британским акцентом. Моей первой реакцией была мысль: «Ни хрена себе, сикх притворяется англичанином».

Тогда я понятия не имел, что существуют индийцы, которые родились и выросли в Соединенном Королевстве и просто обладали британским акцентом независимо от происхождения. Позже в тот же день мы с шурином Пола пошли смотреть матч Кубка Лиги между Liverpool и Arsenal. Я позвонил Полу со стадиона.

«Бери «Ливерпуль», – предложил я.

Я не был фанатом красных, но после их первого выступления на поле я подумал, что они могут справиться. Как и ожидалось, Иан Раш забил, а хозяева победили. Мы покинули стадион сразу после гола Иана, так как погода была невыносимой: слишком холодно, чтобы сидеть на месте.

За неделю до переигровки Кубка Англии мы с шурином Пола отправились в Бирмингем. Мы поехали на такси на тренировочную площадку клуба и представились у ворот журналистами из Сингапура. Тренер и персонал оказались очень дружелюбными. Мы вежливо спросили, можно ли сделать несколько снимков, и в итоге нам удалось заманить вратаря Бирмингема Иана Беннета в укромный уголок на тренировочном поле. Пока шурин Пола разговаривал с Беннетом, я вернулся в такси и стал ждать, не отпуская водителя на случай, если нам нужно будет срочно свалить.

«Если Вам интересно, – сказал мой коллега Беннетту, – я заплачу 20 тысяч фунтов, чтобы проиграть матч с «Ливерпулем». Все равно Ваша команда и так им проиграет».

«Нет, – ответил Беннетт – не интересно».

«Ну, хотя бы подумайте над этим», – добавил шурин Пола. «И никому ни слова».

Мы быстро запрыгнули в такси и уехали. Мы были в отчаянии: в нормальных условиях мы бы никогда не стали рисковать таким безрассудным подходом. Нам не повезло. В конце концов, Ливерпуль сыграл вничью и выиграл в серии пенальти после добавленного времени.

После нашей неудачной попытки в Бирмингеме мы уехали в Лондон, чтобы попытаться еще раз. Мы решили обратиться к вратарю Chelsea FC Дмитрию Харину. Некоторое время мы болтались на тренировочном поле «Челси», пытаясь устроить встречу с российским вратарем. Как и в Бирмингеме, мы выдавали себя за журналистов и спрашивали персонал «Челси», можем ли мы зайти на поле.

«Тренер «Челси» Гленн Ходдл сказал, что сначала вам нужно поговорить с пресс-службой», – ответили нам. «Если они дадут добро, вы сможете войти, но в ином случае вам нельзя разговаривать с игроками».

Затем персонал выпроводил нас прочь. Несмотря на отказ, поговорить с игроками не составило особого труда.: когда тренировка закончилась, мы увидели, как футболисты выходят один за другим и уезжают на своих машинах, поэтому мы решили дождаться Харина на стоянке. Мы подошли к российскому вратарю, когда он забирался в свою маленькую машинку.

«Здравствуйте, – сказал шурин Пола, – Можно нам сфотографироваться с Вами? Можете нас подбросить?»

Обычный разговор.

«Залезайте, – Харин плохо говорил по-английски, – подвезу».

Оказавшись в его машине, мы решили действовать.

«Мы дадим Вам 60 тысяч долларов США, если Ваша команда проиграет предстоящий матч», –

сказал я Харину и продемонстрировал деньги.

Российский вратарь сохранял хладнокровие.

«У меня долгая карьера в «Челси», – сказал Харин, не сводя глаз с дороги. «Не думаю, что это предложение будет мне выгодно. В Соединенных Штатах во время чемпионата мира 1994 года многие предлагали мне деньги за поражение в матчах. Я просто хочу сосредоточиться на том, что осталось от моей карьеры».

Он нас высадил и, как только его машина поехала дальше, мы поспешили прочь: мы не хотели неприятностей, поэтому быстро скрылись.

Вместо того, чтобы вернуться в Сингапур и предстать перед судом по поводу договорных матчей, я мог бы остаться в Великобритании. Я мог выдать себя за какого-нибудь тамила из Шри-Ланки, ищущего убежища в Англии, и никто бы не заподозрил подвоха. К настоящему времени я уже был бы гражданином Великобритании, но тогда мне не хотелось оставаться в Соединенном Королевстве: погода в Лондоне слишком холодная – для меня это была пытка, поэтому я отказался от этой идеи и через неделю улетел домой. Я приземлился в Сингапуре без предупреждения и немедленно позвонил Полу, чтобы рассказать ему об итогах нашей миссии.

«Привет, босс – сказал я, – я вернулся. Никаких успехов в Великобритании, босс».

«Какого хера ты делаешь в Сингапуре?», – Пол был взбешен. «Кто тебе сказал возвращаться? Садись на другой гребаный самолет в Англию прямо сейчас и пробуй дальше».

«Зачем нам ехать в Великобританию, чтобы пытаться подкупить игроков?» – спросил я.

«Похоже, это трудно сделать – те игроки очень честные. Почему бы нам не найти электрика стадиона, заплатить ему около 100 тысяч фунтов и сказать ему выключить прожекторы?».

В те дни в азиатских ставках разрешались выплаты за матчи, закончившиеся во втором тайме. Матчи, завершившиеся в первые 45 минут, считались недействительными, но после начала второго тайма, даже если матч отменяют через десять секунд, азиатские букмекерские компании платят в соответствии со счетом на тот момент времени.

«Никто не пострадает, – уточнил я Полу, – и матч просто переиграют в другой день. Самое приятное, что мы не можем проиграть. Мы решаем, когда отменить матч. Ты же знаешь, я смогу найти способ сделать это. Все, что нам нужно, это профессионал для выполнения работы. Это все еще сырая идея, но как только мы додумаем план и найдем техников, которые его выполнят…»

Я придумал саму концепцию и оставил бы остальную часть работы профессионалам. Это как с идеей обуздания роста населения путем безопасного секса с помощью презервативов: изобретатель презервативов не будет заниматься их ароматами и цветами.

В 1997 году Брайан продал мою аферу с прожекторами малазийскому синдикату, и план был реализован в Великобритании. Он принес мой проект торговцу лесоматериалами в Сабахе, которому был должен деньги. Торговец простил долги Брайана и заплатил ему еще один миллион долларов за мою идею. Мое чадо продали с аукциона более чем за миллион долларов без моего ведома или согласия. Я до сих пор хорошо помню матчи Премьер-лиги, на которых выключили прожекторы: Derby против Wimbledon, West Ham против Crystal Palace и Wimbledon против Arsenal. Но тогда Пол не воспринял мою идею всерьез.

«Попробуй еще раз, – сказал он, – попробуй другого игрока. Возвращайся в Англию, обратись к другому игроку и посмотри, можно ли договориться».

На этот раз назначенной целью стал вратарь Leicester City Кевин Пул. Я собирался сесть на рейс в Великобританию с паспортом моего друга еще раз, но Сингапур ввел более строгий иммиграционный контроль. Толпы индийцев, выдававших себя за сингальцев для въезда в Великобританию, обратили на себя внимание сингапурских властей, из-за чего паспорта стали проверять гораздо тщательнее. Сотрудник иммиграционной службы начал внимательно изучать мой паспорт.

«Что-то с этим паспортом не так», – сказал он, глядя на мое лицо.

Меня задержали и вызвали полицию. Я был под арестом, но, поскольку у меня не было никаких других документов, кроме паспорта друга, ни один из офицеров не имел представления о том, кто я такой. Я остался бы там навсегда, если бы не решил признаться.

«Я – Уилсон Радж Перумал», – наконец признал я. «Меня разыскивает БРКП».

Продолжение следует…..

Комментарии

1