Игроки vs Букмекеры (Короли Келонга) часть 3

Итак, мы продолжаем рассказывать нашим читателям историю о гемблинге, азиатских игорных синдикатах и договорных матчах. Сегодня у нас снова Короли Келонга, часть 3.

Предыдущие части:

Часть 1: https://ttr-casino.appspot.com/igroki-vs-bukmekery-koroli-kelonga/

Часть 2: https://ttr-casino.appspot.com/igroki-vs-bukmekery-koroli-kelonga-chast-2/

То был 1992 год, Geylang International FC была тогда лучшей командой в Премьер-лиге Сингапура, а Михал – их особым игроком. Но это не значило, что можно было просто пойти на матч и без проблем выиграть деньги: все равно нужно было умело обращаться с коэффициентами. Geylang давали 1,5, и победы с двумя голами было бы достаточно, но китайские букмекеры сговорились против меня: гады довели коэффициент до 2,5, и я был в отчаянии. Я уже взял на себя обязательства перед Михалом, поэтому я поставил 40 тысяч долларов на победу Geylang с тремя голами.

В первом тайме Михал был на высоте – бах, бах, 1:0, 2:0. Затем, в начале второго тайма, случился большой переполох: Михал не вышел из раздевалки на поле. Я был растерян и думал, что он получил травму.

«Михал, – сказал ему тренер во время перерыва, – у нас еще есть ответный матч, полуфинал и финал, так что я не хочу отправлять тебя на поле на второй тайм. Я хочу, чтобы ты остался здесь и отдохнул».

В раздевалке Михал пинался и кричал, что хочет выйти на поле, но тренер был непоколебим. Матч закончился со счетом 2: 0, и я проиграл свои деньги.

Позже вечером мы с Михалом встретились в Top 10.

«Прости, мужик» – Михал извинился. «Тренер не хотел, чтобы я получил травму перед ответным матчем. Сколько голов тебе нужно в этот раз?»

«Три гола», – ответил я. «Ты уверен, что справишься?»

«Команда полиции – это крепкий орешек», – задумался он.

«Зачем нам три гола? Разве нельзя выиграть с одним?»

«****, – именно это я и хотел от него услышать, – он точно клюнул».

«Ладно, Михал, – сказал я, – тогда поступим вот как. Посмотрим, насколько сильно эта команда будет играть. В первой половине игры держись спокойно и не пытайся забивать голы. Я подойду в перерыве между таймами и скажу, что мне нужно. Но я не буду говорить, мол:

«Михал, два гола!» Вместо этого я крикну с трибуны:

«Давайте, Geylang, еще два гола!»

«Хорошо», – сказал Михал.

Мой план состоял в том, чтобы сделать ставку на победу Geylang с одного гола, и поначалу коэффициенты были благоприятными, но Пол так много ставил, что я был вынужден сделать ставку на два гола.

Я решил дать 1,5 и стал раскидывать 40-50-70 тысяч долларов. Мои ставки были готовы в течение 10-15 минут после начала игры, а счет все не менялся. Первый тайм закончился со счетом 0-0.

Когда должен был начаться второй тайм, Михал пробежал мимо моего места, и я крикнул ему: «Давайте, Geylang! Еще три гола!»

Михал уставился на меня, когда проходил мимо, посмотрев на меня своим взглядом вида «Твою мать, еще три?»

Пам, пам – матч окончился со счетом 2-0. Михал забил один гол и помог забить другой одному из своих товарищей по команде. Позже вечером мы с Михалом снова встретились в Top 10.

«45 минут было – ты думаешь, я Супермен какой-то или что?»

«Нет, нет, нет, – рассмеялся я, передавая ему его долю, — двух голов было достаточно, я просто хотел убедиться, что ты справишься».

Не многие организаторы договорников станут менять стратегию во время игры. Большинство из них не любят лишние риски, но не я: я наслаждался тем трепетом, когда просишь игрока или команду воспользоваться коэффициентами и выиграть.

В следующий раз я пошел к Михалу, чтобы спросить про игру в лиге между Geylang International и Jurong FC.

«Сможешь выиграть с четырьмя голами?» – спросил я.

«Без проблем, – ответил он, – я справлюсь с Jurong».

Jurong был еще одним клубом Сингапурской лиги, которая в целом была довольно жалкой. Затем, впервые в жизни я услышал, как игрок просит меня принять участие в моих же ставках.

«А я могу поставить свои деньги?» – спросил Михал.

Вне всякого сомнения, он был самым умным футболистом, которого я когда-либо встречал.

«Конечно, можешь», – ответил я. «Сколько хочешь поставить?»

«Пять тысяч».

«Деньги с собой?» – спросил я. «И будь уверен: если проиграешь, придется платить».

«Нет, денег у меня с собой нет», – сказал Михал. «Встретимся на почте в Бэй Шор Парк. За зданием».

«Ладно. Увидимся там в два часа, приготовь деньги».

Мы с Михалом встретились за почтой, и он дал мне пять тысяч долларов, которые я положил в карман. Затем я добрался до стадиона и пошел прямо к букмекерам, чтобы сходу заняться делом.

Они все бросились ко мне: «Сколько?»

«Даем 3, даем 3», – орали букмекеры.

«Дам 3,5», – крикнул я в ответ.

«Тридцать тысяч долларов».

«Окей, – сказали они, – по рукам».

Матч окончился со счетом 7-0. Михал просто уничтожил игроков Jurong, забив четыре мяча. Он прямо устроил театр одного актера: играл слишком быстро для такого матча, и слишком хорошо. Настоящий разрушитель.

После матча Пол отправил одного из своих доверенных людей, Брайана, чтобы вырвать у меня Михала.

В отличие от Пола, Брайан был умным и образованным человеком. Я знаком с ним с 15 лет: он был тамилом-индийцем, как и я, и жил тоже в Вудленде, всего в двух кварталах от моего дома. Брайан учился в средней школе Си Линг и был вратарем в их футбольной команде, потому что даже в таком молодом возрасте он уже был огромным. Но Брайан не был первым или вторым вратарём в команде: он сидел на скамейке запасных, и тренер не позволял ему даже переодеться в форму. Несколько лет спустя я увидел, как Брайан снова играл во время наших турниров, и понял, что он стал настоящим вратарем. Его самоотверженность была поразительной: благодаря тяжелой работе он прошел весь путь до сборной Сингапура. Разумеется, он оставался вторым или третьим выбором на скамейке запасных, но букмекеры в Джалан-Бесаре стали называть его «железными воротами». Его было нелегко одолеть, и в какой-то момент его даже хотел подписать один гонконгский клуб.

Это было бы огромным достижением для местного вратаря, но тогда, во время воинской службы, Брайан получил серьезную травму колена во время игры в регби, и все – карьере конец. Капут. Именно тогда Брайан начал вести дела с Полом. Пол считал Брайана полезным, потому что тот знал вратарей национальной команды и имел влияние на других футболистов в Сингапуре.

Брайан происходил из бедной семьи, так же, как и я с Полом, но, похоже, забыл о своих скромных корнях. Как только он начал зарабатывать деньги, он стал высокомерным и самодовольным, начал ходить с телохранителями и все такое.

Мне рассказывали, что, когда он путешествовал в Таиланд, из аэропорта его сопровождала полиция.

«Ни хрена себе», – сказал я. «Ты уверен?»

Ему не нужно было вести себя так высокомерно, потому что мы все знали, откуда Брайан родом. Помню, как, когда мы были детьми, друг по секрету рассказал мне: «Брайан ворует обувь за дверями домов».

В Сингапуре у нас есть привычка оставлять обувь за дверью, и маленькому Брайану часто требовалась свежая пара. Есть старая тамильская поговорка, которая очень хорошо описывает Брайана: «Неважно, как высоко летит воробей – называться стервятником он все равно не может».

Я сказал нескольким друзьям, что Михал работал со мной, и новость дошла до ушей Брайана, который немедленно передал информацию Полу. Ему нужны были хорошие игроки для сборной Сингапура, поэтому без моего согласия он послал Брайана поговорить с Михалом.

«Что ты забыл с той мелкой сошкой?» – Брайан сказал Михалу. «Давай работать вместе. Я познакомлю тебя с крупными людьми, большими шишками».

Отняв у меня Михала, Пол дал мне возможность присоединиться к его внутреннему кругу. Он пригласил меня к себе и спросил: «Кого ты знаешь? С какими игроками работаешь?»

«У меня есть вратарь и судья», – ответил я.

Я не упомянул Михала, потому что мы оба знали, когда и как он перешел на другую сторону, но я передал Полу хорватского вратаря по имени Сандро. У Сандро были длинные вьющиеся волосы до плеч и ни гроша в кармане.

«Эй, босс, – сказал я Полу, – ему бы денег дать, на стрижку».

«Мудила», – засмеялся он. «Приводишь мне человека, у которого даже нет денег на стрижку, но который все равно называет себя футболистом?»

Пол выдал Сандро пять тысяч долларов, затем попытался продвинуть его в футбольный клуб Perak, в малазийскую команду, но не смог. В конце концов ему удалось пропихнуть Сандро в сингапурский клуб Woodlands Wellington FC, и Сандро, как и я, стал частью семьи.

Я также планировал представить Пола ведущему азиатскому судье по имени Тиру, но, поскольку я вел с ним переговоры о матче между Джохором и Сараваком, Брайан выхватил у меня судью точно так же, как и Михала. Тогда все хотели произвести впечатление на Пола и быть в его хорошем расположении.

В 1993 году меня пригласили в дом Брайана на Дивали – фестиваль, который индусы празднуют с середины октября до середины ноября каждого года. В том году Дивали пришелся как раз за два дня до финала Кубка Малайзии, и Брайан пригласил Пола, его ребят и всех игроков, которые на него работали, чтобы отпраздновать у себя дома. Михал и Сандро тоже пришли. Тем вечером Пол пригласил меня сыграть в покер с ним, Брайаном и другими парнями, из-за чего мы познакомились друг с другом поближе. После этого наши игры в покер переехали из дома Брайана в офис Пола и стали обычным делом. Тогда мы сблизились – не в том смысле, что мы обнимались и целовались, но мы просто хорошо узнали друг друга. Брайан лучше всего из нас играл в покер: у него были деньги и он умел ими пользоваться. Он всегда поднимает ставку, и ее нельзя уравнивать, если вы не уверены на 100 процентов, что точно обыграете гада. Пол и Брайан никогда не позволяли другим покидать покерный стол, пока они были в выигрыше – они всегда ожидали, что все будут продолжать играть, пока не вернутся к исходному состоянию с начала игры. В те редкие дни, когда я выигрывал, я притворялся, что считаю свои деньги и в это время тайком вкладывал пару купюр на тысячу долларов в свое нижнее белье: это был единственный способ унести деньги домой. И Пол, и Брайан были очень серьезными, патологическими гемблерами, а я был никем по сравнению с ними. У Брайана хватило смелости поставить миллион долларов на одну игру в баккару. Я один раз сделал то же самое на футбольном матче, но не посмел бы так рисковать в игре в карты.

В декабре 1993 года Пол создал все условия для победы Kedah FA на Кубке Малайзии, устроив финал Кубка с командой Singapore Lions. Он щедро заплатил команде Kedah, чтобы они сражались изо всех сил и позаботился о том, чтобы никто больше не влиял на его игроков. Тренер команды Singapore Lions П.Н. Сиваджи был тихим человеком, которого жестко критиковали за то, что он не добыл трофей и не привез его домой. Он и не догадывался, что кто-то решил исход игры до ее начала.

В какой-то момент Пол думал о том, чтобы нанять меня для своих подставных матчей.

Он сказал мне: «Возвращайся домой, забирай свой паспорт и мы поедем в Малайзию, в Пенанг».

Пол хотел использовать меня как одного из своих доверенных лейтенантов. Я поспешил домой и позвонил Брайану.

«Эй, Брайан, – спросил я, – ты тоже едешь в Пенанг с боссом?»

«Да, – ответил он, – еду».

«Тогда можешь забрать меня по пути к офису босса?» – спросил я. «Мне он тоже сказал ехать».

Брайан согласился, но через пять минут мне позвонил Пол и сказал:

«Уилсон, поездка отменяется. Я тебя позову как-нибудь в другой раз».

«****, не надо было звонить Брайану», – подумал я, – «Этот мудак меня угробил, вот и все».

Я прикинул, что к чему, и пришел к выводу, что Брайан пытается отрезать меня от босса. Брайан думал, что, если я стану слишком близок к Полу, он будет понижен до второго человека в глазах босса. Он знал, что я был на одном уровне с ним: у нас обоих был одинаковый преступный менталитет, поэтому он не хотел, чтобы я находился рядом с боссом, и отравлял мои отношения с Полом.

Наверное, Брайан сказал ему: «Этот Уилсон – опасный тип. Он продаст информацию о чем угодно. Он и твои сведения сольет».

Пол решил не пользоваться моими услугами, и я не собирался следовать за ним и упрашивать его нанять меня, поэтому я решил проигнорировать ситуацию.

В 1994 году Пол повысил Михала из местной лиги до Singapour Lions, чтобы он мог участвовать в Кубке Малайзии. Пол щедро платил ему за верность. Я однажды пытался позвонить Михалу, когда он играл в Singapour Lions, и всего через пару минут мне позвонил Пол:

«Ты зачем Михалу звонил?» – крикнул он.

«****», – ответил я. «Я просто поговорить хотел».
«Иди ты ****, больше не смей ему звонить», – пригрозил он.

Конечно, в Кубке Малайзии были игроки, которые не были ни коррумпированными, ни поддающимися на сговоры – либо потому, что были очень религиозными, либо потому, что обладали очень сильными принципами. Я помню одного такого: Алан Дэвидсон – австралийский футболист, выступавший за Pahang FA, одну из малазийских государственных команд. Дэвидсон был лучшим защитником на весь Кубок Малайзии, но он оказался на пути Пола. Пол решил, что Сингапур выиграет финал Кубка Малайзии 1994 года против команды Дэвидсона. Под его влиянием было много игроков Pahang, но не этот австралийский защитник, поэтому во время полуфинала между Pahang и Kedah в Алор-Сетаре, Малайзия, с помощью подкупного судьи Полу удалось добиться того, чтобы Дэвидсона отослали прочь и не допустили к финалу. Отсутствие Дэвидсона на поле в финале облегчило работу для его коррумпированных товарищей по команде: они выполнили свою миссию и проиграли Сингапуру со счетом 4-0, который одержал стильную победу перед 81 тысячей невежественных фанатов и миллионами зрителей, которые думали, что кубок был выигран честно. Чтобы избежать неожиданных неудач, Пол заплатил как игрокам Pahang, чтобы они пропускали голы, так и игрокам из Сингапура, чтобы они сражались как настоящие львы, чтобы забрать кубок домой.

Одним из них был австралийский нападающий Аббас Саад, который получил деньги непосредственно от своего товарища по команде Михала и выполнил хет-трик для Сингапура во время матча.

Однако празднования были прерваны волной арестов за организацию подставных матчей. Через пять дней после финала Бюро по расследованию коррупционных правонарушений (БРКП) задержало десятки футболистов как в Малайзии, так и в местной полиции, а также в Сингапуре. Сотрудники правоохранительных органов были вынуждены принять меры против безудержной коррупции в рамках Кубка Малайзии после того, как вечерний выпуск одной китайской газеты обнародовал окончательные результаты накануне самих матчей. Газета зашла так далеко, что даже объявила, кто получит красную карточку во время игры. Более ста игроков были арестованы в Малайзии, некоторых отстранили от игр, а некоторых даже выслали на отдаленные острова и в сельские районы. Среди обвиненных игроков из Сингапура был Михал, протеже Пола. Самого Пола также задержали БРКП, и он стал свидетелем обвинения, чтобы избежать ареста.

Михал оказался крепким орешком – он просидел в тишине в комнате для допросов более 17 часов и не сказал ни слова. В конце концов, как только показания Пола были приняты следствием, Михалу пришлось сдаться. Залог за его освобождение был установлен на полмиллиона сингапурских долларов, и он остро нуждался в срочной помощи. Михал умолял своих старых товарищей по команде, таких как Фанди Ахмад, но никто не хотел помогать. К счастью для него, Пол знал бывшего инспектора полиции по имени Маниам, который иногда принимал участие в наших играх в покер. Он дал Маниаму полмиллиона долларов наличными и попросил его вытащить Михала. Затем Пол нанял несколько человек, чтобы переправить Михала в Индонезию на лодке. Не знаю, был ли это катер или рыбацкая лодка, но каким-то образом они вывезли Михала из Сингапура. Из Индонезии Михал должен был вылететь в Софию, Болгария, но тупой мудак забыл, что каждый рейс из Индонезии в Европу делает остановки в Сингапуре. Рейс Михала приземлился обратно в Сингапуре, и пассажиры перешли на другой самолет. Как рассказывал Михал, работник аэропорта заметил его, когда он шел через транзитный терминал – в то время Михал был очень известен в Сингапуре, так как он пропал без вести и пропустил свой суд.

«Я благодарен тому работнику», – сказал Михал спустя несколько лет. «Несмотря на то, что он меня заметил, он не сообщил о моем присутствии на рейсе».

Оказавшись в Европе, Михал смог доказать свое гражданство и отправился домой в Прагу, в то время как Аббас Саад – игрок, которому Михал заплатил от имени Пола, был осужден сингапурским судом и получил всемирный запрет от ФИФА на участие в матчах.

Грандиозный размах действий со стороны БРКП и малазийских властей также нанес еще более продолжительный ущерб: футбольные ассоциации Малайзии и Сингапура стали обвинять друг друга.

«Вы не приняли достаточных мер для противодействия коррупции»», – говорили они.

Что еще хуже, между двумя ассоциациями были финансовые споры касаемо того, как делить доходы от проведения Кубка. В конце концов, Сингапур вышел из Кубка Малайзии в 1994 году из-за коррупции, из-за меня и из-за вас.

«Большое спасибо», – сказали они. «Мы в этом больше не участвуем».

Продолжение следует…

Комментарии

2